Правда, или правдоподобие? - Новгородский портал

Правда, или правдоподобие?

27.02.2018 16:56

Классика
Мы уйдем из словесной памяти…
Инна Лиснянская.

Как отличить правду от правдоподобия?

Этот вопрос возник после того, как Министерство обороны РФ
наконец-то рассекретило подробности обороны
легендарного Дома Павлова в Сталинграде

Во время подготовки публикации об увековечении памяти Героя Советского Союза Якова Павлова в Великом Новгороде я обратил внимание на неожиданную любезность военного ведомства, где 2 февраля, в 75-ю годовщину победоносного завершения Сталинградской битвы, впервые обнародовали наградной лист, оформленный на имя нашего земляка, прославленного фронтовика для вручения ему высшей награды СССР.

Как говорится, лучше поздно, чем никогда, но этот архивный документ вызвал у меня немалое удивление, потому что приведённые в нём сведения значительно разнятся с фактами, изложенными самим Яковом Павловым во фронтовых записках «В Сталинграде», изданных ещё в 1951 году. Вспомнилось выражение о том, что историю нельзя изменить, а переписать – можно запросто, и вдвойне печально, что речь идёт о драматической странице Великой Отечественной войны, причём в её переломный момент, сложившийся в пользу Красной Армии в битве на Волге. Уточню: в том числе благодаря подвигу бойцов и командиров 3-го гвардейского стрелкового батальона 42-го гвардейского стрелкового полка 13-й гвардейской стрелковой дивизии 62-й общевойсковой армии Сталинградского фронта.

Jakov pavlov Vosstanovlenije Stalingrada

На фото: Я.Ф. Павлов и А.М. Черкасова — бригадир 1-й добровольческой бригады по восстановлению Сталинграда, 1945 год

Начну с того, что Яков Павлов поведал в своих воспоминаниях о том, что защита четырёхэтажного жилого дома на Пензенской улице, вошедшего в историю обороны Сталинграда под фамилией гвардии сержанта, началась в ночь на 28 сентября 1942 года. Вечером он, командир пулемётного отделения, получил приказ вместе с тремя сослуживцами узнать о том, сколько гитлеровцев находится в оказавшейся на нейтральной полосе зелёной кирпичной постройке. Она имела важнейшее значение для ведения уличных боёв, так как отсюда сверху была видна значительная часть разрушенного города, в том числе переправа через Волгу, превратившаяся, образно говоря, в пылающую линию фронта.

Однако в наградном листе значится другая дата: 10 октября того же года! Более того, из краткого описания подвига следует, что именно в этот день противнику удалось снова занять здание, правда, непонятно, при каких обстоятельствах: о неудаче наших пехотинцев ни слова.

Следующая нестыковка кроется в количестве гитлеровцев, уничтоженных разведгруппой при захвате дома. Судя по наградному листу, в общей сложности полтора десятка: восемь – на первом этаже, и семь – в подвале. Однако Яков Павлов в своих фронтовых записках посчитал иначе: три в двух квартирах и столько же, по его словам, «теней», которые «брели» по близлежащей к Пензенской улице площади имени 9-го Января.

Спрашивается, неужели убитые не отдавали себе отчёта в том, что находятся, по сути, на передовой? Согласитесь, верится с трудом в эту беспечность бывалых фашистских вояк, не выставивших посты у подъездов и к тому же махнувших рукой на то, что в подвале дома, если верить Якову Павлову, было полно спрятавшихся от бомбёжек жителей: женщин, детей, стариков, и среди них находился его сослуживец, санинструктор Калинин. Тот признался в том, что «застрял, когда возился с ранеными», и, как я понял, после того, как гитлеровцы заняли четырёхэтажку.

Повторю свой вопрос: разве они были ротозеями и не удосужились провести тщательный осмотр захваченного с боем объекта?! Взяли и расселись по чужим квартирам, нисколько не обращая внимания на то, что до наших ближайших позиций рукой подать?!

Ещё большее удивление вызвало утверждение в наградном листе о том, что четвёрка храбрецов смогла удержать дом, превращённый в опорный пункт обороны, в течение тридцати суток, отразив четыре десятка контратак противника, потерявшего убитыми чуть ли пехотный батальон, а сам Яков Павлов истребил свыше 90 «фрицев»!

Дом гвардии сержанта или Дом Солдатской славы?

Однако, по его собственному признанию, уже к полуночи следующих суток «гарнизон» насчитывал 18 бойцов. Правда, при этом он, повторю, командир пулемётного отделения, в своих фронтовых записках не назвал командира пулемётного взвода лейтенанта Ивана Афанасьева, хотя именно ему было поручено руководить дальнейшей обороной отбитого у врага дома. Правда, на картах и в штабных документах, разведывательных сводках и оперативных донесениях его стали именовать в честь Якова Павлова, так как именно тот возглавил разведгруппу, сумевшую с риском для жизни вернуть значительно разрушенное здание в расположение 42-го гвардейского стрелкового полка.

Свою роль, разумеется, сыграло броское название очерка «Дом Павлова», напечатанного в ежедневной газете Сталинградского фронта «Сталинское знамя», на развороте номера от 31 октября 1942 года. Ведь в отличие от сегодняшнего дня в ту суровую военную пору да ещё на фронте любому печатному слову искренне верили! Автор – младший политрук Юлий Чепурин оказался проницательным репортёром, и свидетельство тому – два ключевых предложения:

– Дом Павлова – это символ героической борьбы всех защитников Сталинграда. Он войдёт в историю обороны славного города как памятник воинского умения и доблести гвардейцев.

Правда, Иван Афанасьев назвал по-другому свои мемуары, к слову, выдержавшие три издания: «Дом солдатской славы», и я согласен с ним, потому что тогда, огненной осенью 1942 года, прочный бастион на Пензенской улице в Сталинграде защищало дружное и сплочённое воинское подразделение, несмотря на постоянное обновление из-за гибели, ранений и болезней, полученных бойцами-«старожилами».

Dom Pavlova

На фото: Дом Павлова

Любопытно, что комвзвода в своей книге неоднократно называл по имени и фамилии Якова Павлова, а тот – своего непосредственного командира! – во фронтовых записках ни разу. Хотя, как мне представляется, в 1951 году от бывшего командира пулемётного отделения мало что зависело: ему помогли правильно расставить литературные акценты в Главном политическом управлении Советской Армии, где в угоду конъюнктуре главные почести отдали младшему командиру, в довоенном прошлом передовому колхознику.

Разумеется, я нисколько не умаляю боевых заслуг Якова Павлова, оказавшегося в самом пекле Сталинградского сражения, но очень жаль, что для казённой советской пропаганды в послевоенную пору доблесть, проявленная его сослуживцами, по сути, осталась незамеченной. Всесоюзную ратную славу получил один-единственный защитник легендарного дома, что, на мой взгляд, несправедливо. Не верится, что знаменитая надпись «Этот дом отстоял гв. сержант Яков Федотович Павлов!» вывели крупными буквами на сохранившейся стене здания сразу после изгнания врага из Сталинграда в феврале 1943 года, а для долгожданного размещения полного мемориального списка, насчитывавшего фамилии и инициалы других 22 защитников, потребовалось 22 года.

Хотя даже в нём не нашлось строчки для санинструктора гвардии красноармейца Марии Ульяновой (в замужестве – Ладыченко), 1919 года рождения, или Чижика: так ласково звали её в гарнизоне дома, несмотря на то, что на протяжении всей обороны она оказывала первичную медицинскую помощь раненым сослуживцам.
Наряду с ней незаслуженно забытым в памятном реестре оказался санинструктор Калинин, к тому же мне не удалось найти его имени в воспоминаниях не только Якова Павлова, но и других участников битвы за Сталинград. Хотя именно он стал первым защитником дома-бастиона, помог двум раненым однополчанам и под шквальным огнём противника доставил комбату донесение о том, что четверо пехотинцев обустроили первый рубеж обороны.

Выходит, время ещё не расставило всё по своим местам, хотя историческая дистанция отдаляет нас от Великой Отечественной войны всё дальше и дальше, и, я не исключаю того, что безымянный санинструктор одной из рот 3-го гвардейского стрелкового батальона 42-го гвардейского стрелкового полка 13-й гвардейской стрелковой дивизии навсегда останется безвестным. Ведь чиновничье бездушие по отношению к уникальным судьбам фронтовиков давно превратилось в обыденное явление.

Звание Героя оформили задним числом

Тем временем обращу внимание на дату заполнения наградного листа на Якова Павлова: 30 ноября 1944 года. Значит, на присвоение ему звания Героя Советского Союза решились спустя два года после того, как 25 ноября 1942-го он во время первой долгожданной атаки на ближние вражеские позиции получил лёгкое ранение в ступню. После лечения в госпитале вчерашний пехотинец продолжил воевать в 288-й истребительно-противотанковом артиллерийском полку, а в 12-м гвардейском стрелковом – сменился командир, из-за чего, возможно, здесь сделали ошибочный вывод о том, что дом в Сталинграде на Пензенской улице в течение месяца удерживали четыре разведчика во главе с Яковом Павловым. Не исключаю, что ради пущей убедительности перед взыскательным вышестоящим начальством, принявшем за летопись Сталинградской битвы.
Тем более, что автор наградного листа, новый комполка, Герой Советского Союза Иван Половец подчеркнул то, что: «Дом Павлова» описывали литераторы Илья Эренбург и Василий Гроссман, а операторы засняли Героя Павлова на занятом им доме и оттенили его в фильме «Сталинград». Имя Якова Павлова навеки вошло в историю героической обороны Сталинграда».

Сам Яков Павлов ни разу не обмолвился о том, что ему удалось уничтожить на волжских рубежах чуть ли не сотню гитлеровцев, да и сослуживцы не могли припомнить за командиром отделения такой прыти.

Так что при изучении наградного листа на имя Якова Павлова я не мог не вспомнить о необходимости отличать правду от правдоподобия.

Ехала прямо, да попала в яму: на пару с маршалом

Может, моим советом воспользуется директор по развитию интернет-газеты «Ваши новости», депутат Думы Великого Новгорода Елена Михайлова?! В своём видеосюжете, распространённом 1 февраля, она повторила известное высказывание командующего войсками воевавшей в Сталинграде 62-й армии Василия Чуйкова о том, что «небольшая группа, обороняя один дом, уничтожила вражеских солдат больше, чем гитлеровцы потеряли при взятии Парижа».

Между тем известно, что тот был сдан французской армией без боя 14 июня 1940 года, из-за чего это сравнение я считаю неуместным. Заодно замечу, что, по свидетельству французского писателя Жана-Ришара Блока, три немецких дивизии, первыми вошедшие в Париж, спустя два с половиной года были разбиты у стен Сталинграда, а его гордое название получили площадь, бульвар и станция метро в столице Франции в знак сердечной благодарности Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

В Волгограде, до 1961 года именовавшемся Сталинградом, в свою очередь, есть улицы, названные в честь Валдая и Новгорода, что весьма символично с учётом того, что жизнь Якова Павлова тесно связана с этими тремя городами: на Волге он воевал, а на Валдае и Волхове жил и работал.

Классика
– Нет, ребята, я не гордый. 
Не загадывая вдаль, 
Так скажу: зачем мне орден? 
Я согласен на медаль. 

Из написанной в годы войны поэмы Александра Твардовского «Василий Тёркин» (другое название – «Книга про бойца»).

Поначалу будущий маршал посчитал, что гвардии младший сержант не достоин ордена Красной Звезды

Свою первую боевую награду Яков Павлов получил в Сталинграде – самую ценную солдатскую медаль «За отвагу», потому что командующий войсками 62-й армии Василий Чуйков не согласился с представлением командира 42-го гвардейского стрелкового полка Ивана Елина о награждении орденом Красной Звезды, несмотря на положительное заключение командира 13-й гвардейской стрелковой дивизии Александра Родимцева.

Zashitniki doma Pavlova Afanasjev

На фото: Афанасьев Иван Филиппович, лейтенант, командир гарнизона

Хотя приказ о награждении был подписан 20 октября 1942 года, в разгар сражения за город, и Яков Павлов, судя по наградному листу, зарекомендовал себя одним из лучших командиров отделений во всём воинском соединении, награждённом орденом Ленина. Правда, в этом документе была указаны другие должность и воинское звание: соответственно помощник командира взвода и гвардии младший сержант.

Оказалось, что спустя три дня после начала в Сталинграде ожесточённых уличных боёв, 18 сентября отделение Якова Павлова заняло один из домов, и противник не смог сломить сопротивление наших бойцов, несмотря на танковую стрельбу прямой наводкой. Пример доблести показал сам младший командир, чей лицевой счёт составил 8 убитых гитлеровцев, в том числе один офицер и два снайпера.

Представление о награждении Якова Павлова было подписано комполка 9 октября, через три дня с ним согласился комдив, а командарму потребовалась неделя для того, чтобы командир отделения довольствовался медалью, а не орденом. Хотя в те дни Яков Павлов уже находился среди защитников дома, названного его именем, и 17 октября ему исполнилось 25 лет, однако, понятное дело, было не до празднования юбилея. Следовало – даже без приказа! – держаться до последнего патрона, находясь между жизнью и смертью и отчётливо понимая, что отступать уже некуда, ибо все защитники Сталинграда знали, что за Волгой для них земли нет…

Увы, сегодня невозможно ответить на вопрос о том, чем руководствовался будущий маршал Советского Союза Василий Чуйков, подписывая приказ, согласно которому заслуги пехотинца-разведчика не «дотянули» до ордена, потому что его уже давно нет в живых. Однако после войны Яков Павлов получил в высшей степени достойную компенсацию, причём из рук самого полководца: медаль «Золотая Звезда» и орден Ленина! Василий Чуйков первым поздравил самого известного защитника Дома Солдатской славы с присвоением звания Героя Советского Союза в соответствии с указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года.

К тому времени Яков Павлов уже носил старшинские погоны и был удостоен двух орденов Красной Звезды, причём тоже после войны: 15 и 30 мая 1945-го в Восточной Пруссии, где отличился месяцем раньше.

В первом случае возглавляемое им отделение разведки уничтожило в районе Меденау до трёх десятков гитлеровцев, и восемь из них положил сам Яков Павлов, а затем во время вражеской контратаки в районе Клайн-Катц он систематически информировал командира батареи о ходе тяжёлого боя, что позволило сослуживцам вести меткий огонь по позициям противника.

Во втором случае при форсировании Одера и захвате плацдарма на западном берегу, он, будучи старшиной батареи, организовал бесперебойный поднос снарядов, что позволило отразить 13 вражеских атак, а во время одной из них, ночью, уничтожил из личного оружия до 15 гитлеровцев.

Читая эти заполненные победной весной 1945-го наградные листы, я снова не могу не задаться вопросом: почему же в конце ноября 1942-го в 42-м гвардейском стрелковом полку не заметили подвиг защитников Дома Павлова, и никому из командования не пришла в голову мысль поощрить героев хотя бы медалями?! Удивительно, если учесть, что именно тогда пришло осознание того, что город-боец выстоял в неравной схватке и победа на берегах Волги будет за нами. Может, потому что было не счесть домов, превратившихся в крепости, и лишь со временем главный выбор командарма-62 Василия Чуйкова пал на Якова Павлова и его боевых товарищей…

Благодарность от лица службы

Сам Яков Павлов признался в опубликованных 7 мая 1965 года в «Новгородской правде» воспоминаниях «Дни боевые, друзья фронтовые…» в том, что через все фронты он бережно пронёс жёлтый листок тонкой бумаги. На машинке был отпечатан текст поздравления командира 13-й гвардейской стрелковой дивизии Александра Родимцева, размашисто расписавшегося простым толстым карандашом.

Тов. гвард. сержанту Павлову.
Поздравляю Вас с днём XXV годовщины Великой Октябрьской социалистической революции!
Желаю новых боевых успехов в борьбе с ненавистным врагом! За мужество и отвагу, проявленную Вами в борьбе с немецкими захватчиками, от лица службы объявляю Вам благодарность.
Будьте и впредь стойкими до конца. Помните, что к нашей героической борьбе прикованы взоры и надежды всего нашего народа.
7 ноября 1942 года. Сталинград.

Кроме того, Якову Павлову вручили новый гвардейский знак с алым флажком и выписали денежную сумму, правда, автор повести-были о солдатской славе «Дом Павлова» Лев Савельев не конкретизировал её.

Поздравления в день освобождения Новгорода

Вторую медаль «За отвагу» Яков Павлов получил благодаря приказу командира 288-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка, изданному 20 января 1944 года, что вдвойне отрадно, так как именно в этот день был освобождён от немецко-фашистских захватчиков Новгород, куда он переехал из Валдая в 1961 году.

Bitva za Stalingrad 2

На фото: Битва за Сталинград, 1943 год
По свидетельству самого Якова Павлова, его наградили за то, что ему, уже старшему сержанту, удалось вместе с орудийным расчётом уничтожить вражеский танк. Хотя Лев Савельев в своей повести-были о солдатской славе «Дом Павлова» поправил артиллериста: мол, за этот геройской поступок ему выдали денежную премию, а медаль вручили за умелое отражение вражеской атаки в одном из боев на территории Восточной Пруссии.

Почтальон, счетовод, кладовщик, пехотинец и артиллерист-разведчик,
секретарь райкома партии, мастер заготовительного участка
знал даже, что такое лесоповал

Могу предположить, что Яков Павлов вытащил свой счастливый билет отчасти благодаря своей биографии, полностью устроившей политработников послевоенной поры. Ведь он родился в канун Октябрьской революции 1917 года в деревне Крестовая Валдайского уезда, где сызмальства познал тяжесть крестьянского труда. После учёбы в начальной школе был принят в местный колхоз, где брался за любую работу, затем служил почтальоном, а перед призывом на военную службу в 1938 году в 21-летнем возрасте вернулся в родной колхоз счетоводом, потому что научился бухгалтерскому делу на районных курсах.

Это образование позволило новобранцу, отправленному на Украину, найти себя в обозно-вещевой службе в разных авиационных частях: вначале его назначали кладовщиком, затем – заведующим в должности младшего сержанта. Правда, в январе 1942 года пришлось стать помощником начальника пожарной охраны в одном из батальонов аэродромного обслуживания в Московском военном округе, однако уже весной бывалого бойца отправили в пехоту, в 62-ю армию, где на берегах Волги он, младший командир, снискал ратную славу, перешагнувшую границы Советского Союза.

Примечательно, после лечения в госпитале Якову Павлову было не суждено встретиться с однополчанами, потому что его направили в один из запасных полков, где пришлось потрудиться даже на лесозаготовках, потому что приказы военного начальства принято не обсуждать, а выполнять! Однако в глубоком тылу пошло навстречу гвардии сержанту, пожелавшему отправиться на фронт, и вскоре он примерил форму артиллериста. Как и прежде, воевал достойно, свидетельство тому – вторая медаль «За отвагу», два ордена Красной Звезды и воинское звание старшины, предел мечтаний для тех, кто принял военную присягу рядовым красноармейцем!

Ну, а в июне 1945 года Якова Павлова удостоили звания Героя Советского Союза, правда, вручили ему медаль «Золотая Звезда» и орден Ленина, по его признанию, в феврале 1946-го перед увольнением на «гражданку» в звании младшего лейтенанта. Да, настолько проникся уважением к своему подчинённому Василий Чуйков, к тому времени возглавивший Советскую военную администрацию в Германии! Именно здесь уроженец Валдайского края закончил растянувшуюся на восемь лет армейскую службу.
На родине именитого земляка встретили радушно: в исполкоме районного Совета депутатов трудящихся он заведовал сектором кадров и отделом социального обеспечения населения, в райкоме КПСС – сельскохозяйственным отделом. К тому же его дважды избрали третьим секретарём, так как он получил необходимые знания в Ленинградской советско-партийной школе и Высшей партийной школе при ЦК партии, и трижды депутатом Верховного Совета РСФСР.

Перед переездом в Новгород в 1961 году Яков Павлов успел поработать даже директором районной типографии, а в областном центре трудоустроился на так называемый «почтовый ящик №24», впоследствии ставший известным новгородцам как центральное конструкторско-технологическое бюро: вначале диспетчером, затем мастером заготовительного участка и одного из отделов. Ну, а неформально из Героя получился образцовый снабженец, так как в эпоху тотального дефицита перед ним были неизменно открыты двери в самых высоких кабинетах.

Bitva za Stalingrad 1

На фото: Битва за Сталинград, 1943 год

В 1969 году фронтовика избрали председателем областного Комитета защиты мира, и в этой хлопотливой должности он прослужил 11 лет.
Военные тяготы и лишения сказались на здоровье, и Яков Павлов ушёл из жизни раньше времени: в 63-летнем возрасте, 29 сентября 1981 года. Его похоронили на самом видном месте: в начале аллеи Героев на Западном кладбище в Новгороде.

Завещано помнить?

Тогда, 37 лет назад, в редакции «Новгородского комсомольца», являвшегося печатным органом обкома ВЛКСМ, мне поручили написать некролог, и вышло девять абзацев под заголовком, традиционным для того времени: «Завещано помнить».

Пользуясь случаем, приведу последние предложения:
«После войны он часто обращался к военному прошлому, его можно было увидеть в заводских цехах, на колхозных полях, в учебных классах и студенческих аудиториях. Его внимательно слушали рабочие и колхозники, студенты и школьники, все мы, кому дорого то, что дорого досталось, и поэтому мы помним всё, что помнить обязаны, а наш старший товарищ, фронтовик, герой Сталинграда всегда помогал нам в этом.
«Был» – слово горькое и несправедливое. Бережно и навсегда живым сохранится в нашей памяти Герой Советского Союза Яков Федотович Павлов».

Однако, к сожалению, далеко не сегодня возникли два удручающих «но». Первое: канула в прошлое школа-интернат, находившаяся в Деревяницах и носившая имя Героя, на смену ей пришла спортивная школа с чуждым для самого древнего русского города названием «Спарта». Второе: депутаты-недотёпы из городской Думы до сих пор не в состоянии установить мемориальную доску на улице, названной в честь Якова Павлова ещё в прошлом столетии. Я полагаю, из-за лености и чёрствости души, присущих в одинаковой мере представителям всех пяти фракций: «Единой России», «Справедливой России», КПРФ, «Яблока» и ЛДПР. Впереди, 9 сентября – выборы шестого думского созыва, и я надеюсь, что горожане, неравнодушные к героическому и трагическому прошлому, откажут этим «слугам народа» в доверии.

В далёкую школьную пору Дом Павлова запомнился мне кирпичными стенами, выщербленными осколками снарядов и пуль, и вряд ли я, будучи пионером, мог предположить, что спустя четыре десятилетия столь же ущербной окажется наша память по вине призванных её беречь официальных лиц.

1 октября 1981 года некролог в «Новгородском комсомольце» был назван «Завещано помнить», но сегодня, к сожалению, мне придётся поставить жирный вопросительный знак. Надолго ли? Считаю, что да…

Примечания
КПСС – Коммунистическая партия Советского Союза.
РСФСР – Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика.
ВЛКСМ – Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодёжи.

Александр Власов для «Новгородского портала»
Фото из открытых источников в интернете

 

:

Поделиться:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Самые просматриваемые

Обыски в администрации Новгородской области

В Новгородской области проходит масштабная операция правоохранительных органов. Как сообщает "Первый Канал", ряд крупных чиновников...

Шалмуев арестован на два месяца (видео)

Новгородский районный суд принял решение арестовать вице-губернатора Шалмуева, об этом сообщает "Интерфакс". Заседание продолжалось несколько...

Шахматная колонка №2

Продолжаем конкурс решения шахматных задач. Ответы на задания должны быть присланы в течение 10 дней с...

Открытие фестиваля и японский "Кориолан"

Вот и состоялось официальное открытие фестиваля. Так уже повелось, что все торжественные речи говорятся перед...

Библионочь-2013: как это было (видео)

В ночь с 19 на 20 апреля новгородские книголюбы смогли насладиться настоящим праздником чтения: Великий Новгород...

Популярные

«Новгородский портал» переехал

Уважаемые читатели «Новгородского портала», не удивляйтесь — у нас новый сайт.

Краткая история общегородского голосования за звание мэра Великого Новгород…

Александр Власов продолжает вспоминать, как выбирали градоначальников во времена, когда мода на выборы ещё не...

Краткая история общегородского голосования за звание мэра Великого Новгород…

Эпоха всенародно избранных мэров Великого Новгорода ушла в прошлое, кажется, безвозвратно. Александр Власов вспоминает, как...

Бедный, бедный Павлов!

Областные, городские и районные чиновнки, к сожалению, плохо знают историю Новгородчины, особенно — периода Великой...

«Хольмгард-2», или «цирк с конями»

Рискнёт ли кто-то назвать театральную постановку Михаила Мамедова «Колокол и держава» откровенной халтурой? Антоний Киш...

Наши контакты: 

Главный редактор: Антоний Киш

+7 (952) 4890333 — редакция 

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 65852 от 27 мая 2016 года 

выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий

и массовых коммуникаций.

Гиперссылка на «Новгородский портал» ОБЯЗАТЕЛЬНА! 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Учредитель: Киш Антоний Антониевич

 

Вход

Вход через соц. сети